Text Size

Взрослые ответы на детские вопросы.

 

Академик Александр Баранов: «Права ребенка нарушаются уже в утробе матери»

Россия находится в состоянии вымирания - смертность превышает рождаемость. Ежегодно нас становится меньше на 700 тысяч человек. Казалось бы, на этом безрадостном фоне каждый родившийся ребенок должен восприниматься как дар небес. Но оказывается, этот «дар» не очень-то жалуют... Почему так происходит? В гостях у «Аргументов недели» главный педиатр России, директор Научного центра здоровья детей РАМН, академик Александр БАРАНОВ.

Я спросил у депутатов Госдумы: что можно сделать на 7 рублей в год для ребенка, чтобы он был здоров? В от­вет молчание. То же можно сказать и о других выплатах. Лучше бы уж ничего не давали. Было бы честнее.

Сегодня оборот лекарств по России - 6 млрд. долл. в год, а в СССР был 1 млрд. При насыщении лекарства­ми сокращается потребность в стационарной помощи. Раньше стремились на койку, чтобы получить лекарст­ва, теперь лекарства есть и можно лечиться амбулаторно. Это положительный процесс.

-           По недавно озвученной Минздравсоцразвития статистике, каждый год у нас умирает «от неестественных причин» 15 тысяч детей в возрасте до 14 лет. Разве бывают какие-то «естественные причины» смерти детей?
-          Детей умирает значительно больше. 17    тыс. ежегодно умирает в возрасте до года и примерно столько же - от года до 18 лет. Итого - около 35 тысяч человек. «Неестественными причинами» принято считать прежде всего несчастные случаи, убийства, самоубийства, отравления... К тому же у нас лукавая статистика смертности новорожденных. Считается, что 11 новорожденных на 1000 родившихся умирает.
-           А на самом деле?
-          На самом деле - 19! У нас совершенно другие (значительно более заниженные, чем во всем мире) критерии. Не учитываются дети, рожденные с весом менее 1 кг. Во всем мире - учитываются.
-           Какова основная причина гибели новорожденных?
-          В подавляющем большинстве – до 70% - перинатальная. Плохая дородовая профилактика плода. Это прежде всего - пороки развития, невынашивание, какие-то болезни матери.
-           Про таких раньше говорили «не жилец»...
-          Это наши возможности не позволили сохранить такому маловесному ребеночку жизнь... В других странах - сохраняют. Нужна массовая диагностика внутриутробных инфекций - это главная проблема - ее в стране нет. Есть отдельные лаборатории, но они в числе первых перешли на платные медицинские услуги. Хочешь обследоваться на инфекцию плода - плати. В течение беременности женщина должна пройти некоторые процедуры 3-4 раза. А у нас даже УЗИ доступно далеко не всем женщинам. Что уж говорить о скрининге новорожденных на генетические заболевания. Мы выявляем всего 4 заболевания, а США - 30.
- Может быть, с введением в строй 15 новых центров в рамках нацпроекта «Здоровье» что-то изменится?
-          А там по детству почти ничего нет. Только когда мы начали шуметь, стали предусматривать какие-то неполноценные детские отделения при этих центрах. Да и то не при всех. Так что нацпроект «Здоровье» детских проблем практически не решает.
-           Но говорят, что педиатров озолотили...
-          Просто дали достойную зарплату. Но участковый педиатр - это еще не вся педиатрия. Это какие-то точечные вливания, а системного подхода к решению проблем нет.
-        Это только вопрос денег?
-        Ну конечно. Технологии известны, для достижения хороших результатов не нужны   какие-то   новые научные разработки.
Нужно просто внедрить то, что есть. На одной из встреч я говорил министру М. Зурабову:  все зависит от поставленной   цели,   от поставленной  задачи. Если власть захочет поставить нам цель - снизить младенческую смертность до уровня    европейской - 5 на 1000 родившихся, - дайте нам задание. Мы все сделаем. Сделаем программу, все обсчитаем, скажем, что нужно. Проблем-то нет.
-        И что он отвечает?
-        Пока молчит... Но уже в министерстве говорят о планах строительства   перинатальных центров.
-        Чем  в  основном болеют   дети   постарше? И каковы причины смертности у подростков?
- Если говорить о причинах, то в подростковом возрасте в 80% смерти - от несчастных случаев. Смертность подростков у нас в России в 5-6 раз выше, чем в других странах.
Если говорить о болезнях, то самый мощный фактор нездоровья детей - плохое питание. Я ходил в Минсельхоз, встречался с министром Гордеевым, говорили о том, чтобы каждый школьник в буфете мог выпить бесплатно стакан молока или кефира.
-        Стакан молока?
-        Да,   стакан  молока. У нас   министры   решают вопрос о стакане молока для ребенка.
-        И что, решили?
-        Ну, нас горячо поддерживают.   Деньги   должны быть отпущены из бюджета. Дай Бог, чтобы хоть это было. Или болезни опорно-двигательного аппарата, что опять-таки связано с питанием - нехваткой кальция.
-           Это рахиты?
-          Нет, это остеопороз. До 40% детей имеют фактические отклонения в образовании костной ткани. А мы-то всегда считали, что это проблема женщин в менопаузе...
-           Остались еще места в России, где дети растут здоровыми? Раньше говорили о
сибирском здоровье...
-          Никакого сибирского здоровья нет. В Сибири как раз хуже всего! А также на Дальнем Востоке, Урале, Кавказе. Лучше всего  Центральный федеральный округ, но тоже пестрый... Более-менее - Северо-Запад России. Там низкая смертность, но там и не рожают. Причем уровень здоровья никак не зависит от уровня экономического благосостояния территорий.    Это российский феномен.
- По данным Всероссийской диспансеризации, 20% детей погибают потому, что не получили специализированную помощь, которая у нас, как известно, жестко квотируется. Что-то меняется в этой системе?
-          Знаете, когда я стал заявлять, что квотирование - это антиконституционная и антидетская мера, в министерстве стали отходить от этого выражения. Теперь говорят «число пролеченных больных». Но квоты увеличиваются, и оплата по ним существенно растет (в год на 30%). Вообще нельзя только критиковать. Как бы кто ни относился к г-ну
Зурабову, он первый из министров после Е. Чазова добился выделения приличных средств на медицину и сказал власти, что для здравоохранения нужны деньги, и получил их.
-           Детская заболеваемость в 5 раз выше, чем на Западе, а инвалидность в 5 раз ниже. Как такое может быть?
-        Потому что у нас критерии отнесения к инвалидам драконовские! Мы говорим об этом везде и всюду, пытаемся получить право влиять на это. Вот, например, почему мы, научный центр, не можем дать заключение, что ребенок - инвалид? А районный ВТЭК, где нет детских специалистов, разбирающихся в вопросе, - может. И они снимают с ребенка инвалидность, снимают с лекарственного обеспечения. У нас в свое время было 200 тыс. инвалидов. Ни одним больше. Мы лет пять боролись за новые критерии. Их внедрили, и число инвалидов увеличилось - их теперь 564 тысячи. Но все равно мы не добились признания международных критериев при определении инвалидности. Это проблема. На деюсь, нам удастся убедить министерство. Ту его часть, которая относится к соцобеспечению. И что-то сдвинется.
-        Если дети такие больные, значит, лет через десять и рожать будет некому?
-        Это значит: 70% девушек до 18 лет имеют отклонения со стороны репродуктивной функции и почти 50% мальчиков. Если их не лечить, то примерно 30% из них будут бесплодны. Но у нас в первичном звене нет ни диагностики, ни детских андрологов, ни детских гинекологов. Родители - темень беспросветная в этом вопросе. Выход вижу в создании целой сети специализированных центров по охране репродуктивного здоровья и принятия федеральной программы. Вот мы открыли в центре детское андрологическое отделение. Там каждый день идет по пять-шесть операций. Это очень серьезная проблема. В рамках нацпроекта она даже не обозначена. Можно было бы ее решать в рамках программы «Дети России». Но... На 2007 год в бюджет заложено 1 млрд. руб. Из них 800 млн. - на строительство, причем по десяткам объектов. 200 млн. выделяют на медицинские профилактические меры. Получается 7 РУБЛЕЙ В ГОД НА РЕБЕНКА!
-        Ваши рекомендации мамам?
-        Знаете, чтобы дети были здоровы, нужен упорный систематический родительский труд. К сожалению, как мы наблюдаем у себя в центре, упорный труд родителям тошен.
Я думаю, это что-то с душой... Иначе не было бы у нас и полутора миллионов сирот при живых родителях. Ребенку нужны любящие родители. Это главное.
Беседовала Ирина САВЧЕНКО, Фото С.ХАЛЬЗОВА

Реклама


 

Научный центр здоровья детей

Книги и журналы Союза педиатров

Астма-тест

Он-лайн семинары по вакцинопрофилактике с русскими субтитрами

Он-лайн семинары по вакцинопрофилактике с русскими субтитрами

 
   

            

СПР в соц. сетях